top of page

Мы все - волонтеры инклюзии.

Из Электронный журнал «Практика социальной работы. Открытый методический ресурс»

2021, №1


Шарова Галина Владимировна, психолог, руководитель волонтерских инклюзивных проектов «Открытая Среда» и «Пространство Радости», Санкт-Петербург, Россия Аннотация: в статье говорится об актуальности создания неформальных проектов встреч для знакомства и общения обычных людей с теми, кто имеет особенности развития. Эти проекты должны быть в большей степени сфокусированы на чувствах, потребностях и возможностях обычного человека, готового побыть рядом с «особым» так и столько, сколько ему будет комфортно. Его можно считать основным носителем инклюзии, который распространяет в обществе новое — спокойное и здравое — отношение к людям, имеющим особенности развития: без опасений и без туманных обязательств, но с интересом и готовностью увидеть сходство. В отличие от профессиональных организаций, где лечат, обучают, а часто спасают человека, неформальные проекты всего лишь создают возможности разным людям почувствовать и понять друг друга.

В 1989 году по инициативе родителей и специалистов в Москве родилась организация РБОО «Центр лечебной педагогики» (ЦЛП), задавшая новое качество помощи детям и взрослым с ограниченными возможностями здоровья. В ее создании участвовали многие люди, пришедшие из разных сфер и ставшие высочайшими профессионалами, сформировавшими, в итоге, новый стиль и тренд. Они стремились делать не только необходимое, но еще красивое, увлекательное и современное для «особых» людей. Было не так важно, значишься ли ты на данный момент специалистом в этой области или становишься им в процессе. В ЦЛП стали приходить семьи, которые в то время мало куда могли обратиться за помощью.

Во многом вдохновившись опытом ЦЛП, 16 лет назад на территории Чесменского дворца в Санкт-Петербурге мы открыли свой первый инклюзивный проект «Пространство Радости». Он создавался для преодоления изоляции старших подростков и молодых людей с коммуникативными нарушениями, в том числе с тяжелыми формами психоневрологических нарушений развития, с расстройствами аутистического спектра, а также для поддержки их семей. Основная цель проекта — создание благоприятной атмосферы для свободного общения всех приходящих сюда людей. Любой человек, желающий поддержать, познакомиться или просто подойти поближе к людям с нарушениями в развитии, имеет возможность сделать это в том количестве и качестве, которое для него является доступным и оптимальным. В «Пространстве» сразу был задан новый уровень полного доверия волонтерам и их возможностям. С тех пор из волонтерского проекта вышли люди, работавшие впоследствии в разных организациях, а также создавшие свои проекты помощи «особым» людям. Общая черта всех прошедших через проект волонтеров — это поиск. На основании опыта можно уже поделиться некоторыми наблюдениями, кто и зачем приходит к нам: — за интересом, где и что в городе происходит; — за опытом и в профессиональном поиске; — для решения своих внутренних задач развития; — с надеждой на преодоление собственных психологических, в том числе и коммуникативных проблем; — в стремлении применения творческих сил и реализации идей; — в поиске благодарных зрителей, слушателей, а также активных участников экспериментальных творческих проектов.


К счастью, не переводится и простое желание помочь тому, кому труднее, кому это необходимо. Надеемся, что именно это и есть главная энергетическая составляющая всех перечисленных поисков, только с ней «Пространство» и может существовать. Мы рады любому приходящему в наш проект, независимо от того, сколько времени он потратил на пребывание с нами: в любом случае встреча людей произошла, и она не останется совершенно бесследной как для того, к кому пришли, так и для того, кто приходил. Мы никогда не отказываем приходящим на основании возраста, места жительства или диагноза. Как правило, мы не спрашиваем о проблемах здоровья, так как поведенческий рисунок и эмоциональное состояние определяется и без того, а нам приходится иметь дело именно с этим. В установлении и развитии контакта мы опираемся на опыт, интуицию и желание взаимодействовать в комфортном для человека с особыми нуждами режиме.


Теперь мы с уверенностью утверждаем, что волонтеры смогут все, если предоставить им возможность действовать и всерьез сопровождать их профессиональной поддержкой. ◇ Волонтеры могут сделать так, чтобы обычные люди «особого» человека приняли, захотели с ним быть, поскольку сами только что проделали этот путь не по долгу, а по движению души. ◇ Настроем и количеством они могут создавать «средовой эффект», являющийся для человека с особым развитием базовым, чтобы он социально осознал и принял себя.

«Особым» людям важно, чтобы те, кто рядом, признали их существование равным с остальными, помогали понимать окружающий мир, меньше об него «травмироваться» и перестать его бояться, научиться предвидеть события и их последствия, увидеть диапазон своих возможностей, как актуальных, так и перспективных. Любой специалист ставит перед собой эти задачи. Однако это могут делать – и делают! — и волонтеры.


И еще, в «Пространстве Радости» есть особенность, которую, так или иначе, отмечают практически все приходящие. Речь идет о позитивном, можно даже сказать терапевтическом воздействии атмосферы и тех происходящих здесь взаимодействий на самих пришедших помогать. Конечно, как уже говорилось выше, одна из причин прихода в проект волонтеров — это реализация желания помочь, отдать нуждающимся свою заботу. Но есть и другая, она — в самом контакте с ребятами, у которых потребность в этом огромна, но им тем не менее очень трудно удержаться в контакте. На установление контакта, поиск форм и языка общения уходит время, этот процесс всегда требует творчества, он обязательно будет успешен, но не сразу. От этого ценность взаимодействия только возрастает, и усилия по его установлению приобретают реальную ценность. Чувство удовлетворения в конце встречи отчасти связано с достижением того, что было трудно, причем как волонтерам, так и «особым» ребятам. Чувство сближения построено также именно на этом.

Не раз приходилось выслушивать от наших волонтеров признания, что приход в проект позволил им избавиться от плохого настроения, состояния и даже депрессии, в которой человек пребывал в предыдущий период. Это наводит на размышления о терапевтическом эффекте такой работы и о природе психического здоровья.

Вероятно, последнее связано с качеством контакта со средой, частью которой являются люди с ограниченными возможностями здоровья, для большинства же обычных здоровых людей эта часть среды является заблокированной. Так что люди с нарушениями становятся терапевтами для тех, кто желает им помочь!


Парадоксальность нынешней ситуации в том, что существует огромная проблема с принятием «особого» человека средой, а процесс инклюзии уже запущен, и у нас есть ожидания в отношении общества, которое «не готово». Готовить — это помогать получить собственный позитивный опыт или хотя бы впечатление от присутствия рядом с «особыми» людьми. В этом смысле мы все — волонтеры в инклюзии! Сейчас, как мы полагаем, инклюзия призывает нас к тому, чтобы снова пересмотреть подход к помощи «особым» людям. А именно — обратить внимание на обычных людей, их возможности и потребности, чтобы достичь целей интеграции. Волонтеры могут стать основной движущей силой инклюзии со стороны общества, если будет развенчан прочный миф о том, что для контакта с «особым» человеком сначала надо обязательно получить специальные знания и навыки...

Во-первых, эти знания и навыки добываются из самого контакта, в процессе его поиска, если есть желание его установить! И именно так — из практики — возникает особый род специалистов, который нужен «особым» людям. Мы не стремимся к тому, чтобы все волонтеры становились специалистами, помогающими «особым» людям. На наш взгляд, необходимо как раз обратное: чтобы каждый будущий специалист познакомился и установил для начала отношения хотя бы с несколькими людьми с особым развитием в специально для этого созданных проектах встреч.

Во-вторых, чем больше обычных людей с мотивацией лишь «побыть», «познакомиться» пройдут через такие проекты и будут затем жить своей обычной жизнью, тем больше шансов у «особых» людей на принятие и понимание в обществе. Поскольку опыт новой культуры отношения к «особому» человеку придет вместе с ними в школы, магазины, транспорт и в Общественную палату.

Кто же и как решает важнейшую задачу инклюзии — помочь обычным людям чувствовать себя спокойно рядом с «особыми»? Ее решает волонтер, негласно, неформально. Тем, что он меняется сам, и тем, что остальным людям это постепенно становится заметно. Волонтерство должно оставаться внутренней потребностью. Это не сиюминутное решение, это путь, и очень многое открывается человеку на этом пути, он меняется сам, трансформируются его взгляды, и потом уже он способен помогать другим людям становиться на этот путь и продвигаться по нему. Есть специалисты, которые лечат, помогают и занимаются разными иными профессиональными задачами, а есть волонтеры, и для них самое важное — понимать и принимать, это именно то, что им доступно. Как специалисты помогают на этом пути? Волонтеры для многих существующих организаций скорее функция, а изменение его отношения к «особому» человеку — это сопутствующий эффект. В зависимости от своих возможностей и задач, помогающие организации на это могут обращать внимание или не делать этого. Бывает, что волонтеру даются задания, осуществляется контроль над его деятельностью, но нет при этом понимания, не происходит сотрудничества. А между тем волонтер — обычный человек, с чувствами и потребностями. Он уходит, если мы не помним об этом все время. Может быть, как раз из-за этого волонтеров не хватает на всех нуждающихся?

До сих пор мало активных профессиональных действий направляется в сторону общества. Звучат лишь призывы проявлять толерантность и информирование о существовании разных заболеваний, что, на наш взгляд, может с течением времени вызвать эффект, обратный желаемому. Сегодня мы все перегружены информацией. Кроме того, информация о нарушениях и особенностях указывает на различия, а хорошо бы увидеть и почувствовать свое сходство с «особым» человеком. Но... «Как я могу с ним общаться? — продолжает думать обычный человек, — меня же не учили!»

Специалисты отвечают за последствия медицинской модели и могут либо поддерживать в сознании обычных людей устоявшийся миф о необходимости профессионального обучения для взаимодействия с человеком, имеющим особенности развития, либо помочь развенчать этот миф в интересах инклюзии, помогая любым попыткам контакта. Тогда обычные люди начнут искать свои пути и способы налаживания такой коммуникации. Разумеется, тем увереннее и чаще, чем доступнее будет специалист для поддержки. Не обучения, а именно поддержки! Волонтеров может стать намного больше. Люди у нас в стране по натуре отзывчивы, энергичны и любознательны. Как иначе сократить разрыв между искусственными условиями общения в кабинете и полной стихией, куда проваливаются люди в широкомасштабных инклюзивных начинаниях? Причем как «особые», так и обычные.

Мы видим решение в создании проектов для свободного прихода обычных людей к «особым», для адаптации одних к другим. Такие проекты нужны, и они должны быть неформальными! Это места для реального опыта встречи, для проживания своих чувств, связанных с «особыми» людьми, и для расставания с пресловутыми стереотипами, для формирования новой культуры отношения к человеку с особыми потребностями как к равному и особенному одновременно. «Пространство Радости» и «Открытая Среда» занимаются этой адаптацией уже 16 лет, мы готовы помогать стартапам, обучать организаторов и поддерживающих специалистов1. У проекта «Пространство Радости» есть свой e-mail: prostranstvo.radosti@mail.ru

Любые вопросы, а также волонтерские заявки можно присылать на этот адрес.

Источники

1. Открытая среда. Официальный сайт. URL: https://www.otsreda.info

2. Шарова Г. В. Волонтеры могут все. Материалы международной конференции, посвященной 30-летию РБОО «Центр лечебной педагогики», 26-27 февраля 2019 года. URL:


0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comentários


bottom of page